«Ты хочешь по закону, все будет по закону». Глава грозненского «Мемориала» рассказал в суде, как пол

Секретарь. На судебное заседание явились помощник прокурора Курчалоевского района Кадыров, защитники Тильхигов, Заикин, следователь Саламов, также доставлен обвиняемый Титиев.

Судья Хамзат Ибрагимов. Титиев, фамилия, имя, отчество?

Оюб Титиев. Титиев Оюб Салманович. 24 августа 1957 года рождения.

Судья. Работаете?

Титиев. Правозащитный центр «Мемориал».

Судья. Присаживайтесь.

Судья перечисляет присутствующих на заседании и интересуется, будут ли участники процесса заявлять отвод составу суда. Стороны отвечают отрицательно. Судья объявляет о начале заседания.

Следователь Саламов. 9 января 2018 года в период времени с 10 часов 20 минут до 10 часов 30 минут сотрудники ОГИБДД по Курчалоевскому району в ходе несения службы по надзору за дорожным движением на автомобильной дороге между населенными пунктами Курчалой-Ойсхар Чеченской республики для проверки документов был остановлен автомобиль ВАЗ-111930 «Лада Калина» с номерным знаком С486РН 95 под управлением Титиева Оюба Салмановича, 24 апреля 1957 года рождения. После этого в ходе осмотра салона данного автомобиля, проведенного 9 января 2018 года в период с 10 часов 47 минут до 11 часов 52 минут, под передним правым пассажирским сиденьем сотрудниками полиции обнаружен и изъят полимерный пакет с веществом растительного происхождения с характерным запахом марихуаны, который он незаконно приобрел при неустановленных обстоятельствах в неустановленном месте и незаконно хранил без цели сбыта для личного употребления. Согласно справке обследования под номером 1С от 9 января 2018 года изъятое вещество является наркотическим средством «каннабис марихуана», массой в сухом виде 206,9 грамма. Данное изъятое вещество является в крупном размере.

9 января 2018 года в отношении Титиева возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного часть 2 статьи 228. 9 января 2018 года Титиев Оюб Салманович задержан в порядке статьи 91-й. 9 января 2018 года Титиев допрошен в качестве подозреваемого. От дачи показаний отказался, воспользовавшись статьей 51-й Конституции РФ.

10 января 2018 года Титиеву предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 228 УК. От дачи показаний отказался.

В ходе дознания следственных органов по Курчалоевскому району получены сведения, согласно которым Титиев Оюб Салманович намерен скрыться от правоохранительных органов, тем самым воспрепятствовать установлению истины по делу. Учитывая вышеуказанные обстоятельства и совершенное обвиняемым Титиевым Оюбом Салмановичем тяжкое преступление, а также полученные сведения, позволяет сделать вывод о невозможности применения в отношении Титиева никаких иных мер пресечения, кроме как заключение под стражу, чтобы не позволить ему скрыться от предварительного следствия и суда. В связи с чем я ходатайствую об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Титиева Оюба Салмаевича.…>

Судья. Мнение прокурора?

Помощник прокурора Кадыров. Ваша честь, мы сейчас услышали ходатайство следователя Следственного отделения МВД России по Курчалоевскому району. В связи с чем прокурор по Курчалоевскому району полагает, что ходатайство следователя подлежит удовлетворения. Поясню, что причастность Титиева О.С. к инкриминируемому преступлению подтверждается фабульно [собранными] по делу доказательствами, а именно — постановлением о возбуждении уголовного дела и о принятии его в производство от 9 января 2018 года, рапортом об обнаружении преступления, протоколом осмотра места просшествия, справкой об исследовании от 9 января 2018 года, заключением эксперта, рапортом старшего ОУ ОР МВД России по Курчалоевскому району, протоколом задержания подозреваемого, постановлением о привлечении к качестве обвиняемого от 10 января 2018 года, а также протоколом допроса обвиняемого от 10 января 2018 года. По такому поводу полностью поддерживаю ходатайство следователя о заключении под стражу Титиева О.С. У меня все, ваша честь.

Адвокат Петр Заикин говорит, что помощник прокурора не предоставил защите для ознакомления часть документов, на которые сейчас сослался. Несмотря на возражения представителя прокуратуры, судья объявляет 30-минутный перерыв для ознакомления с материалами. После перерыва адвокат комментирует ходатайства следователя об аресте — он настаивает, что не было самого события преступления.

Адвокат Петр Заикин. Уважаемый суд, мы полагаем, что в данном случае не имеется оснований для избрания меры пресечения, а уж тем более самой жесткой меры пресечения, которая заявлена, в виде содержания под стражей. В данном случае мы полагаем, что нет даже самого события преступления. Свои аргументы мы готовы представить, но прежде мы обязаны задать вопросы самому лицу, обвиняемому в совершении противоправного деяния, так как он может суду дать пояснения, которые позволят убедиться, что отсутствует само событие преступления. …>

Адвокат Заикин обращается к следователю Саламову, указывая, что рапорт оперативника Манжикова, который лег в основу ходатайства об аресте, не оформлен должным образом. Адвокат указывает, что непонятно, откуда оперативнику известно, что Титиев якобы планировал скрыться от правоохранительных органов. Следователь допускает, что оперативник решил пока не раскрывать свои источники информации.

Защитник расспрашивает Оюба Титиева об обстоятельствах его задержания 9 января.

Заикин. Меня интересует события, связанные с якобы имеющим место обнаружением пакета черного цвета в вашем автомобиле. Скажите, пожалуйста, указанный пакет обнаруживался ли в вашей машине и, если да, то при каких обстоятельствах. Нас интересуют вопросы, связанные именно с событием — не оценка деятельности сотрудников полиции, не оценка ваших действий. А именно, имело ли место само событие противоправной деятельности, перевозка вами пакета с веществом, которое, по мнению следствия, является наркосодержащим, и хранение, естественно, этого пакета? И приобретение еще.

Титиев. Я понял. Событие, перевозка, нахождение, приобретение — вообще никогда не было. Утром 9 января я собрал машину, собрался выехать на работу. Накануне была помыта машина, были помыты резиновые половики машины, они лежали под навесом рядом с машиной с вечера. Утром я уложил эти половики в машину, они высохли, я их положил, они были чистые, ничего на них не было, они лежали вверх ногами. Передние половики уходят у меня под переднее сиденье, задние — частично. Я уложил, посмотрел машину, в машине ничего абсолютно не было, ничего — ни под сиденьем, ни на сиденье. Я положил свою сумку дорожную на заднее сиденье. Завел машину, утро в девять часов выехал со двора и поехал в сторону Майртупа. Там заправка недалеко от моста, и я поехал на эту заправку, чтобы заправиться. В конце моста меня остановили сотрудники полиции в форме группы быстрого реагирования, ГБР. Там они останавливали передо мной еще несколько машин. И когда я подъехал, остановили меня. Остальные машины отпустили. Мне сказали поставить машину на обочину, я поставил машину на обочину.

Заикин. Извините, можно я перебью? Вы сказали, в девять утра, а сколько времени вы ехали до этого места, если вы в девять утра выехали?

Титиев. Ну, там минут пять ехать, не больше. Там километра полтора.

Заикин. Я просто буду фиксировать время. То есть в 9:00 вы выехали?

Титиев. Ну, примерно в 9:00 я выехал и примерно в 9:05 меня задержали.

Заикин. Так. Дальше?

Титиев. Я поставил машину на обочину, отдал документы сотруднику, который подошел ко мне. Я вышел из машины — он попросил выйти. Я отдал ему документы. Потом он попросил открыть багажник. И когда мы шли к задней части машины…

Заикин. Извините, я вас перебью на секунду. А сколько всего было сотрудников?

Титиев. Сотрудников там всего, по-моему, трое было. Машина ГБР, УАЗ «Патриот», полностью на нем надписи. В общем, она стояла лицом к дороге, за мостом. Когда мы с сотрудником, который меня остановил, шли к багажнику, он увидел в окно на заднем сиденье мою сумку. Он остановился, сказал: «Это что у тебя?». Я говорю: «Сумка». Он попросил открыть, дать ему посмотреть туда. Второй сотрудник стоял сзади машины. Я открыл дверь, расстегнул молнию переднего клапана сумки, он там порылся, по-моему, достал оттуда мой телефон и сразу попросил открыть задний багажник. Я открыл багажник, мы с ним вместе подошли. Подошел второй сотрудник, оба они осматривали. Потом они спросили: «Есть еще что-то?». Я сказал: «Есть, у меня травматический пистолет». Они попросили отдать его, я его отдал. «Есть разрешение?». Достал из кармана разрешение, тоже отдал. Документы на машину и мои права, разрешение, пистолет были у второго сотрудника. Он отошел и через некоторое время, недолго, он вернулся, отдал мне пистолет, как положено, рукояткой ко мне, вернул документы. Я документы положил, положил в кобуру пистолет. Первый все еще осматривал машину.

Заикин. Осматривал какое место машины?

Титиев. Багажник. Первый сотрудник попросил еще сумку перенести в багажник, чтобы он его полностью мог осмотреть. И сумку, и багажник осматривали. Второй сотрудник через минуту попросил меня вернуть обратно документы и пистолет — документы на машину, разрешение и пистолет. Я все ему отдал. Он с этими документами пошел вперед, к моей машине. К передним дверям машины. Первый сотрудник, который еще осматривал багажник, вернее, сумку мою и багажник, он достал второй магазин с патронами.

Заикин. Патроны какие — травматические?

Титиев. Травматические. Запасную обойму достал. Я взял у него, передал первому, он еще впереди был, и вернулся к багажнику. Пока первый осматривал мою сумку и багажник, второй открыл переднюю правую дверь и что-то там делал. Что он делал — я не видел. Я был сзади машины, стоял к нему спиной почти, вот в таком положении. Я его не видел. Он потом окликнул нас — подойдите сюда. Мы, я и первый сотрудник, подошли. Он показал: «Что у тебя под сиденьем?». Я говорю: «Я понятия не имею». Он сам достал его оттуда — черный полиэтиленовый пакет, он лежал на половике, который утром я положил под передним сиденьем, он лежал на половике, но под сиденьем. И он оттуда достал этот пакет, положил его на капот у лобового стекла, раскрыл — он был завязан в узелках — заглянул туда, там второй пакет, тоже такой же черный полиэтиленовый. Он и его открыл. Я так подвинулся, по-моему, дотронулся до пакета, посмотрел — там какая-то зеленая масса. Он спросил: «Что это?». Я говорю: «Понятия не имею, тебе лучше знать».

Заикин. Дотронулись в смысле раздвинули его? Или что?

Титиев. Я не раздвинул, я только коснулся его чуть-чуть. Внутреннего пакета, по-моему, я коснулся рукой. Я сказал: «Ты должен знать, ты его достал, я понятия не имею». Он тогда завернул все это обратно. «Все, поехали в отдел». Он забрал пакет, сел в свою машину. Первый полицейский, который остановил меня, сел за… А, мы собрали багажник, все закрыли. Он сел за руль, я рядом на пассажирское сиденье сел. Мы вместе поехали в отдел полиции.

Заикин. Так, еще раз. Вы сели за руль своей машины?

Титиев. Нет, я рядом. За руль сел сотрудник

Заикин. Который обнаружил пакет?

Титиев. Нет, который меня остановил.

Заикин. А второй куда делся?

Титиев. Второй сел в свою машину.

Заикин. А пакет вот этот?

Титиев. Пакет тоже с ним в машине.

Заикин. Теперь еще важный момент. Кроме этих трех сотрудников какие-то гражданские лица при этом присутствовали?

Титиев. Нет.

Заикин. Какие-либо документы оформлялись?

Титиев. Нет

Заикин. Вам предлагали какие-либо документы подписать?

Титиев. Нет-нет. Мы приехали в отдел. Потом в отдел меня водворили несколько сотрудников, окружили: «А, наркоман, наркоман». Они не знали, что там находится, но сразу наркоман. Подняли меня на второй этаж. Там меня завели… А, сначала сумку занесли, забрали все, что у меня есть в карманах — два телефона, один у них уже был, все три телефона они взяли. Деньги из карманов, документы, которые были, паспорт — все было изъято. Меня завели в другую комнату, какой-то кабинет, туда зашел сотрудник, представился начальником уголовного розыска. Сел напротив меня и начал задавать вопросы. «Откуда у тебя наркотические средства?».

Заикин. А он в форме был или гражданской одежде?

Титиев. По-моему, в гражданской форме. Я сказал: «Я понятия не имею, откуда это. — Значит, — он говорит, — с неба упало? — Возможно, и с неба упало. Возможно, и нет». Я сказал, что я утром выехал, я ему объяснил все, как было, что половики положил, там ничего не было. Меня задержали ваши сотрудники, они его оттуда и достали. Он сказал, что если это у тебя нашли, ты должен признатья, если не признаешься — у тебя будут проблемы: и у тебя, и у твоих членов семьи. Я сказал: «В любом случае, это не мое». Он сказал, что проблемы могут быть у моих детей, у моего сына, что он может привлечь его по 208-й (статья УК — незаконное вооруженное формирование). В общем угрозы были и в адрес моей жены. В любом случае я сказал, что я не признаюсь. Делайте свою работу по закону, как положено. Он ушел. Потом еще несколько сотрудников заходили, тоже угрожали таким же образом. …>

Заикин. В МВД сколько вы находились?

Титиев. Около часа.

Заикин. Пакет вы сам этот черный видели там?

Титиев. Больше я пакет не видел в отеделе. По-моему, они выложили его где-то.

Заикин. А сотрудника, который его изымал из машины, вы видели?

Титиев. Больше я его не видел, с тех пор не видел.

Заикин. Так, дальше что было?

Титиев. Дальше снова зашел начальник уголовного розыска и сказал: «Ты хочешь по закону, все будет по закону». Вывели меня в коридор, вернули мне паспорт, вернули деньги, вернули документы на машину, права и ключи от машины.

Заикин. А оружие?

Титиев. Оружие нет, не вернули, ни телефон, больше ничего, и другие документы тоже нет. То, что я назвал, то и вернули. (нрзб) с сотрудником меня вывели. Машина стояла во дворе. Мне сказали сесть за руль, этот сотрудник сел рядом со мной. Я его не знаю, по-моему, он был в гражданской форме. Его сначала кто-то крикнул, он вышел, потом снова вернулся, сел рядом, сказал завести и ехать. Я завел, выехал с территории МВД…

Помощник прокурора. Ваша честь, мы…

Заикин. Это событие, это именно доказательство того, что нет события преступления.

Помощник прокурора. Можно вкратце сказать?

Титиев. Если вкратце, то не получится, по-моему. Он потребовал, чтобы я поехал на то место, где меня задержали в первый раз. Я подъехал, там уже стояли сотрудники ДПС, по-моему, трое или четверо. Они меня остановили, потребовали документы, я документы отдал. Посмотрел документы, потребовал страховку…

Заикин. А сотрудник, который вас сопровождал, он был в машине?

Титиев. Он сразу ушел. Меня остановили, сказали отъехать на обочину, я отъехал. Он сказал: сиди здесь. И он ушел. И его нет. Подошел сотрудник ДПС, потребовал документы, я ему отдал права, техпаспорт. Потребовал страховку — я достаю страховку, отдаю, он говорит: «Это просроченная». Страховка, которая у меня лежала, сегодняшняя, ее там не оказалось. Он сказал открыть багажник, я подошел, открыл багажник…

Судья. После вашего задержания, получается, вы обратно поехали да?

Титиев. Обратно туда же.

Судья. С какой целью?

Титиев. Меня туда привели. Сотрудник сел рядом, потребовал, чтобы я с территории ОВД выезжал, он указывает, куда мне ехать.

Помощник прокурора. Можно вопрос? А машину вы сами мыли или кто-то мыл?

Титиев. Я мыл машину.

Помощник прокурора. Свидетели были?

Титиев. Какие могли быть свидетели?

Адвокат просит помощника прокурора задавать свои вопросы позже и продолжает расспрашивать Титиева.

Титиев. Сотрудник ДПС осмотрел багажник, потом открыл заднюю правую дверь посмотрел салон, только потом открыл переднюю дверь, нагнулся…

Заикин. Подождите, давайте по документам. Какие документы вы ему дали?

Титиев. Свидетельство о регистрации транспортного средства и права. Страховки у меня не оказалось. У меня была она в машине — до октября у меня машина застраховна.

Заикин. А до момента встречи с ГБР у вас страховка была?

Титиев. Гэбээровские у меня не спрашивали. Но страховка у меня всегда была. Была еще и просроченная, она лежала. Но подав, я думал, что это действующая, а он сказал, что это просроченная. Я потом начал искать — там ее нет. Он говорит: «Пошли назад, посмотрим багажник». И вот я открыл багажник — он осмотрел багажник. Потом салон задний, закрыл дверь. Переднюю открывает, показывает мне на пакет: «Что это?». Я говорю: «Понятия не имею, я еду с ОВД, сотрудник, его нет вместе с ним». Тогда он, не изымая этот пакет, звонит куда-то. Вызвал бригаду, как я понял. Приехали на УАЗике несколько сотрудников, двое понятых, эксперт. Изымал из-под сиденья пакет вновь прибывший, наверное, следователь. Он поднял, достал этот пакет и дальше я не принимал участие, не смотрел, не осматривал, но он протоколы составлял, какие-то вопросы задавал. Я сказал: «Я отвечать не буду и подписывать тоже не буду». Я ему объяснил все, что я ехал, что меня задерживали утром. Потом они все это забрали в свою машину, меня опять же посадили рядом. Сотрудник ДПС, по-моему, сел за руль. Все содержимое мы положили в багажник и приехали в ОВД. Пакет черный эксперты забрали, следователь забрал с собой. Мы там пробыли больше полутора часа. Около 12 [дня] мы приехали обратно.…>нрзб>нрзб>

Заикин. Исходя из вашего разговора, получается, что пакет вам не принадлежит, до встречи с полицией он там появиться не мог, вы его не клали; к автомобилю кроме вас и лиц, котоыре вы перечислили, больше никто не подходил. Первый момент — когда была первая остановка сотрудниками ГБР, каким образом мог оказаться там пакет, по вашему мнению?

Титиев. Самое невероятное — это небесные, нечистые силы.

Заикин. Ну давайте реалистичнее быть, мы в процессе уголовном.

Титиев. А вероятнее всего — сотрудники, которые меня останавливали первый раз. Это их рук дело.

Заикин. Вы сказали, там было три сотрудника. А кто-то из них конкретно?

Титиев. Конкретно, скорее всего, тот, который подошел к переднему сиденью, пока мы в багажнике копались с первым сотрудником.

Заикин. Вы сможете его опознать?

Титиев. Примерно, да, думаю, да.

Заикин. И возникновение второй раз пакета, который уже до этого, получается, изъяли из машины. Его находят второй раз. Каким образом он там второй раз мог оказаться, по вашему мнению.

Титиев. Это только на территории РОВД могли положить, до моего выезда оттуда

Заикин. А ваш пассажир, который сидел на переднем сиденье, не мог его положить в пути следования?

Титиев. В пути следования я не заметил, чтобы он что-то ложил туда. Я не обращал на него внимание, я смотрел на дорогу.

На этом вопросы к Оюбу Титиева у адвоката заканчиваются. Помощник прокурора спрашивает, как Титиев узнал время — тот отвечает, что по телефонам.

Помощник прокурора. У вас раньше проблемы были с правоохранительными органами?

Титиев. Никогда.

Помощник прокурора. Вот скажите, пожалуйста, у вас должен быть, скажем так, образно говоря, горький опыт. У меня тоже горький опыт. Было две войны, были блокпосты, осматривали машины. Неужели вас жизнь не научила, что нельзя покидать машину, салон машины? Например, я в такую ситуацию попал, я больше от своей машины не ухожу. Понимаете?

Кто-то в зале тихо смеется.

Помощник прокурора. В присутствии меня все это досматривают. а вы покинули свою машину. Вы опытный человек, вам под 60 лет. Вы покидаете машину, бросаете ее, уходите куда-то, потом приходите.

Титиев. Я не понял вопрос. Я не понял, когда я его покинул?

Помощник прокурора. Вы сами говорите, я пошел за сотрудником, взял документы.

Адвокат Тильхигов. Выполнил требование полицейского.

Титиев. Он потребовал открыть багажник, я что могу открыть его из машины?

Помощник прокурора. Вы же выходили из салона машины?

Титиев. Выходил, конечно.

Помощник прокурора. Отошли от своей машины?

Титиев. Да нет, я пошел к багажнику машины.

Адвокат Тильхигов. Ваша честь, он выполнил требование полицейского.

Помощник прокурора. Мое мнение такое — вы противоречите сами себе, вот. Но в ходе следствие выяснит.

Отвечая на уточняющий на вопрос адвоката Заикина, Титиев рассказывает об угрозах начальника уголовного розыска РОВД: «Дошло до того, что он заходил, говорил, что если не признаешься, лучше признайся — все будет безболезненно». Титиев добавляет, что с момента задержания к нему силу не применяли. После рассказа об угрозах судья предложил Титиеву написать по этому поводу обращение в прокуратуру.

Под конец обсуждения ходатайства об аресте адвокаты Титиева заявляют ходатайство о приобщении положительных характеристик правозащитника. Адвокат Заикин обращает внимание суда на реакцию международного сообщества и говорит, что комиссар Совета Европы по правам человека в своем заявлении назвал сомнительными обстоятельства задержания и подозрения в адрес Титиева.

Заикин. В год освобождения первого политзаключенного Чеченской республики Руслана Кутаева по абсолютно этому же сценарию задерживают другого правозащитника, его близкого друга. с которым они общались, постоянно дружили, занимались правозащитной деятельностью, это выглядит крайне цинично.

Кроме того, Титиев рассказывает, что со дня задержания не ел ничего, кроме двух кусков хлеба, смоченных водой, поскольку у него не хватает десяти зубов и два сточены — 9 января ему должны были поставить протезы. Адвокат Титиева Тильхигов предлагает допросить лечащего врача правозащитника, но судья отклоняет это ходатайство.

Защитник Заикин также ходатайствует об изучении видео с камер, установленных на территории Курчалоевского РОВД.

Заикин. Если на видеозаписи будет видно, что извините но моего подзащитного сотрудники ГБР доставили в отдел полиции, какой-то черный пакет занесли в отдел, а потом на этих же видекамерах мы увидим как во дворе кто-то в автомобиль моего подзащитного закладывает какой-то пакет ну станет просто очевидным, что отсутствует в принципе событие преступление. а если еще мы увидим, что потом ее снова куда-то везут для инсценировки задержания сотрудниками дпс, ну станет уже очевидной противоправная деятельность сотрудников полиции.

Затем адвокат рассказывает о подготовленном заявлении Титиева на имя главы чеченского управления СК с требованием привлечь к отвтетственности сотрудников полиции, которые подбросили ему наркотики. Это ходатайство судья отклоняет.

По итогам заседания суд заключает Оюба Титиева под стражу.

20:24
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!